Эволюция легкохода

В поход налегке!

на главную страницу Легкоход.com

Тихоокеанская национальная туристская тропа ("PCT"): Фотоотчёт

Рик, 16.04.2010 (см. условия размещения отчетов)

Содержание отчёта: Подготовка
Южная Калифорния: 1 - 2 - 3 - 4
Центральная Калифорния: 5 - 6 - 7
Северная Калифорния: 8 - 9
Орегон: 10 - 11
Вашингтон: 12 - 13

13.06.2009 (суббота). День 51.

Переход: 24 км, температура: 2/9 град., высота: 2830/3660 м, ночёвка: 2940 м. Миля 847.


Вчера вечером мокрый снег падал недолго, но с утра он начался опять и шёл с небольшими перерывами почти весь день. Я задержался на стоянке и вышел на полчаса позже Чака и Человека за бортом. Было несколько переходов через небольшие ручейки. Пытаясь перейти, не намочив ноги, я сделал рискованный прыжок и с матами провалился в воду. Дальше я переходил ручейки вброд. Шёл ледяной дождь, переходящий в мокрый снег по мере нашего подъёма. В одной руке я держал зонт, а в другой трекпалку. Вскоре меня догнали Шара и Помидор. Ребята довольно интересные, и мне хотелось с ними немного пообщаться. В течение получаса придерживался их скорости ходьбы и в результате так вымотался, что час восстанавливал силы. Парням тоже за 30, с богатым опытом длительных походов. Худой "Помидор" говорит мало и с иронией, но передвигается с завидной лёгкостью. Бородатый, лысеющий "Шара" имеет атлетическое телостроение, носит вместо штанов килт и своим внешним видом напоминает В.И. Ленина, только вместо политических лозунгов произносит всякие премудрости о природе вещей вперемежку с громким брюшным смехом. Хотелось с ними и дальше идти, но силы сдавали. Подсчитал, что они идут со скоростью 5 км в час, причём в гору. Я тоже в неплохой форме, но для меня 4,5 км/час в гору является пределом. При этом пульс не превышает 125 ударов в минуту.

Как обычно, с утра съел несколько батончиков общим весом 100-150 грамм. Перед снежными полями остановился, чтобы плотно позавтракать и надеть сухие носки, под ними грелки для пальцев ног (а бесполезно!), а потом пэт-пакеты, фонарики и кошки. Кошки особо не помогали, потому что за ночь выпало до 15 см рыхлого снега. Обогнал Чака, который пыхтел и всё более красноречиво проклинал снег. До перевала шли долго и постоянно по снегу. Всё вокруг было белым. Только перед самим перевалом выглянуло солнце. Перевал Мюра некрут и сложен только тем, что до него топаешь 5 км по снегу, а от него - ещё 10. В середине июня вид с перевала был неотличим от зимнего. Вниз поначалу шлось легко, но постепенно подтаивали нижние слои снега, и мы начинали в него проваливаться. Потом опять пошёл снег. Переходя от озера к озеру по следам других дальноходов, мы оказались на длинном склоне, который был частично покрыт снегом. Вода струилась вниз по широким, плоским камням. Решено было прекратить траверс склона и спуститься к берегу озера, где по идее и находится тропа. Человек за бортом терпеливо показывал Чаку, как обходить сложные участки, а я оторвался вперёд. Предстоял переход через высокогорный ручей, который становился всё более и более мощным по мере спуска. К счастью, кто-то положил камни в ряд, чтобы можно было по ним перешагнуть через речку, не намочив ноги - при наличии палок! Названия гор и озёр в этой долине связаны с эволюцией: есть горы Дарвина, Ламарка и Менделя, а ручей, озеро и долина в целом носят название "эволюция". Я огибал "озеро Эволюции" справа и в одном месте поленился подняться к тропе, которая шла по камням выше по склону. Я продолжал идти вдоль береговой линии в надежде немножко срезать путь. Но береговая линия закончилась. Вернее, она превратилась в скальный выступ высотой в 15-20 м. Как всегда, я и подумать не мог о том, чтобы вернуться назад. Рукав озера тут мелкий, неширокий, можно переплыть... Или, может, как-то перелезть через скалу. Решил перелезть. В одном месте мне пришлось кинуть палки в куст, чтобы с помощью рук перебраться через сложный участок. Потом пришлось перейти через залитый водой луг, чтобы дойти до тропы. Напарники как раз подходили. "Где ты ходишь???" - удивлённо спрашивают.

Все мокрые, недовольные, уставшие. Даже весёлый Человек за бортом выглядит угрюмым. У Чака такой вид, будто считает этот поход самой большой ошибкой в своей жизни. Больше всего на свете я хотел побыстрее дойти до цели, разбить лагерь и снять мокрую обувь. Начался последний спуск по широкую, уже залесённую долину Эволюции. Я шёл так быстро, как только мог. Через час судьба нам улыбнулась: вышло солнце. Я думал о том, где нам лучше остановиться на ночь. До следующего перевала слишком далеко. Завтра до него дойдём только после обеда, когда снег совсем "раскиснет". Уж лучше остановиться сегодня пораньше и завтра заночевать прямо под перевалом. Дойдя до красивейших лугов в красивейшей долине Эволюции, я нашёл прекрасную турстоянку и как можно быстрее разложил вещи, натянул тент и развёл костёр, зная, как это подействует на моих напарников. Когда они подошли, я им объяснил ситуацию, мол, если дальше идти, то завтра будем брать перевал Селден после обеда, когда как раз тяжелее всего. Лучше отдохнём, завтра пройдём чуть меньше, чем планировали, зато видите, тут на карте отмечены горячие источники, можно будет завтра разведать! Они легко поддались моим уговорам, поглядывая в сторону потрескивающего костра.

Было всего 16.10. Разбили палатки, разложили мокрые вещи на солнце и принялись есть, пить и восстанавливать силы у костра. После одного из самых сложных переходов за весь поход все постепенно расслабились и начали смеяться по поводу пережитого. Чак похвалил Человека за бортом за его моральную поддержку и помощь при спуске к озеру. Я рассказал о попытке не отставать от Помидора и Шары, а также о приключении у озера. Вечером мы пошли на луг фотографироваться и наслаждаться лучами уходящего солнца. Легкоходный Человек за бортом отщёлкивал фото на своей тяжёлой зеркалке. Говорит, до 200 снимков в день делает, т.е. в 5-10 раз больше, чем я. Потом у костра мы обсуждали тему снаряжения: что бы мы изменили в своей экипировке в свете полученного в Сьерре опыта. Однозначно я взял бы какие-нибудь непромокаемые носки, например, из гортэкса, а также пару более тёплых носков, пуховую жилетку или её эквивалент и спиртовую горелку. Скорее всего, в следующий раз оставлю кошки дома, так как лёд и твёрдый наст практически не встречаются. Сейчас главная роль моих кошек в том, чтобы обхватывать нижний край фонариков и не давать им сползти вверх по пятке.

Подъём на перевал Мюра. Редкое прояснение.
Каменный приют на перевале. Внутри каменные скамьи и камин. В принципе, спать там можно, но дрова надо с собой приносить.
Переход через ручей Эволюции. Идёт мокрый снег.
Оленям тоже иногда надо переходить ручьи вброд.
Долина Эволюции, пишут, одно из самых фотографируемых мест в Сьерра-Невада. Но вполне возможно, что во всей этой долине нет никого, кроме нас.
Счастливые покорители снегов.
Наша стоянка. Так я ещё не устанавливал тент. Все углы тента зафиксированы палками (ледорубом).

14.06.2009 (воскресенье). День 52.

Переход: 21 км, температура: -2/14 град., высота: 2350/2950 м, ночёвка: 2950 м. Миля 860.


Сегодня был самый ненапряжный переход за много дней - всего 21 км, причём без мокрых ног! Позади нас 5 самых высоких заснеженных перевалов и, как надеемся, холод и снегопады. Впереди - перевалы попроще и поскромнее, многочисленные переходы через полноводные ручьи и, наконец, появление комаров. Все эти темы были подробно изучены мной до похода. Состояние перевалов и ручьёв меняется из года в год в зависимости от количества выпавшего за долгую зиму снега, а также от температур воздуха и количества солнечных дней. Зимой 2007-2008 года в Сьерре выпало где-то 70% от нормы осадков, зато июнь выдался на редкость снежный. В последние недели температуры постоянно держались ниже среднего, и часто было облачно. Знаем, как эти факторы отразились на состоянии перевалов, но ещё не известно, насколько полноводными будут ручьи. Как и состояние снега на перевалах, количество воды в ручьях сильно зависит и от времени суток. Учитывая, что ручьи питаются в основном талыми водами, то следует, что уровень воды в ручьях должен быть ниже ночью и ранним утром - примерно с 10 вечера до 10 утра. Соответственно, свой график передвижения по Сьерре я составил так, чтобы переходить все потенциально полноводные ручьи утром и подниматься на снежные перевалы до полудня. В графике записана каждая миля пути, на которой встречается серьёзное препятствие вроде перевала или перехода вброд, чтобы было легче адаптировать график к реальности, не нарушая при этом общий принцип планирования дневных переходов.

Первый потенциально сложный переход вброд - как раз через ручей Эволюции. Было решено перейти его выше по течению, там, где согласно сведениям в "путеводителе Йоги" раньше проходила Тихоокеанская тропа. Видимо, маршрут изменили из-за того, что он проходил по экологически уязвимому лугу. Но у лугов ручей тихий и достаточно широкий, с мягким дном. Все сняли кроссовки и перешли босиком. Вода даже не доходила до колен. Потом мы долго спускались по красивой долине Эволюции. Теплело, зеленело. Мне пару раз даже мерещились комары. Прошли мимо многолюдного молодёжного лагеря с какими-то знаменами. Наверное, какой-то трудово-воспитательный лагерь, а может быть, церковь какая-то. Потом увидели деревянную избу-приют, построенную в честь Джона Мюра. В таких строениях обычно водятся мыши и иные грызуны.

Сегодня попробовал себя в роли Ивана Сусанина. Мы пошли по короткой боковой тропе к горячим источникам. Оказывается, один источник неправильно обозначен на карте или вовсе не существует, а второй находится на противоположном берегу бурлящего, полноводного ручья. Эти наблюдения мы подтвердили в "Ранчо Тропы Мюра" (Muir Trail Ranch), которое расположено неподалёку и хранит посылки для дальноходов за скромную цену в 40 долларов. Разочарованные, мы развернулись и пошли обратно на Тихоокеанскую тропу. Ведь так хотелось отдохнуть в горячем источнике! Встретили семью с Аляски с двумя дочерями лет 10-12. Они только что начали недельный поход и направлялись, как и мы, к горячему источнику. Мы их предупредили о полноводном ручье и про себя удивлялись размерам их рюкзаков, особенно за плечами главы семьи. Навскидку рюкзак весил кило 35-40, судя по осанке.

Ниже 2500 м комары уже стали реальностью. Я прикинул, что с каждым днём они будут появляться на 100 м выше. Значит, у нас остались считанные дни душевного покоя. Предстоял подъём на 600 м к предполагаемому месту ночёвки. Я решил напрячься и подняться максимально быстро. Шёл почти 5 км в час и поднялся меньше чем за полтора часа. Остановился только для того, чтобы сфотографировать глухаря, издававшего низкие, глухие звуки. Я слышу эти звуки каждый день, но ещё ни разу не видел, кто же их издаёт. Первый раз вообще подумал, что где-то недалеко медведи занимаются любовью!

Пришли на турстоянку, где кроме мангала осталась редкая куча мусора от избалованных конных туристов. Разбили лагерь, развели костёр. Через час подошли Крапинка и Мэгги. Мы долго кидали летающую тарелку, потом общались и ужинали у костра. Второй раз после Индепенденса подогрел свою мочёную гречку на спиртовке.

Долина Эволюции с утра. Вид на юговосток, откуда мы пришли.
Ниже по течению горы приобретают иной характер. Теперь 10 утра.
Такой смешанный лес характерен для высот от 2200 до 2800 м.
Без тропы было бы очень сложно здесь пройти.
Глухарь. Чтобы услышать издаваемые им звуки, включите максимальную громкость и посмотрите следующее видео.
">

15.06.2009 (понедельник). День 53.

Переход: 27 км, температура: 0/9 град., высота: 2400/3320 м, ночёвка: 2400 м. Миля 877.


Сегодня Человек за бортом поставил будильник и в 5.25 ушёл, чтобы успеть сходить в курорт "Вермильон Валли". Курорт с рестораном и магазином расположен в конце крупного водоёма. Туда можно добраться либо на катере, который возит людей туда-суда два раза в день, либо по 5-километровой пешей тропе вдоль берега водоёма. Т.к. прогулка на катере стоит дорого и цены в курорте кусаются, в т.ч. плата за хранение посылок, на этапе планирования похода я отказался от этого варианта в пользу заходов в города Индепенденс и Маммот. Человек за бортом так рано встал потому, что хотел оставить за собой возможность догнать нас в тот же вечер. А Крапинка и Мэгги только выползали из своих палаток MSR Hubba, когда в 8 утра мы с Чаком накинули на себя рюкзаки и пошли.

Подъём на перевал Селдена был сравнительно лёгким. Мы шли по крепко замёрзшему снегу только последние несколько сот метров. Кто-то решил сбросить лишний груз и аккуратно положил пару снегоступов возле тропы. Заприметив их, мы приостановились на пару секунд в недоумении, потом пошли дальше. Наверное, точно так же отреагировали бы и на 10-килограммовый слиток золота, валящийся возле тропы. На спуске Чак выглядел мрачным и проклинал сугробы с тонкой ледяной коркой, которая часто не выдерживал наш вес. "Вам же так легко ходить по этому грёбаному снегу - говорит - а я едва успеваю за Вами". Такой разговор у нас не впервые. Мне немного неприятно, что он сравнивает себя с нами и чувствует себя ущербным. Никто же не заставляет его идти быстрее, чем он может или хочет. Мы же готовы ждать его после перевалов и не видим в этом ничего зазорного. "Каждому свой поход" - так гласит дальноходная народная мудрость (прим. автора: фраза "Hike your own hike" является неофициальным лозунгом Аппалачской тропы и часто упоминается дальноходами на других длинных тропах США). Каждый должен идти так, как ему удобно, а не так, как удобно другим. Мы ведь все отправились в этот поход в одиночку и способны самостоятельно передвигаться по горам без помощи других. Когда Чак так жалуется, просто не знаю, что ему отвечать. Может быть, он просто выражает таким образом своё негодование по поводу снега, а я тут ни при чём.

По мере нашего спуска с перевала лес, как обычно, становился всё разнообразнее. Удивительно, что на высоте 3050 м растёт только один-единственный вид сосны ("Сосна скрученная широкохвойная" или "Lodgepole Pine"), а всего на 150 м ниже встречается много разных видов деревьев. В 11 часов мы подошли к Медвежьему ручею, который часто бывает полноводным и сложным для перехода. Нам повезло - вода только доходила немного выше колен. Я перешёл, не сняв кроссовки и ветроштаны, а Чак отстегнул штанины и надел пластиковые сандалии "Crocs". Потом пообедали на противоположном берегу ручья и сушили вещи на только что выглянувшем солнце. Ветроштаны сохнут сами за считанные минуты, а воду из кроссовок я старательно выдавил пальцами.

Пошли дальше. Я оторвался от Чака и наслаждался одиночеством. Идти было легко и приятно без крутых подъёмов или спусков. Однако темнело небо, холодало и появились комары. В 16.00 я дошёл до перекрёстка троп, одна из которых идёт на Вермильон Валли. Там я и устроил бивак, чтобы дождаться Чака, поужинать и, возможно, подождать Человека за бортом и других дальноходов, которые приедут на катере после обеда. Тёмное небо и низкое атмосферное давление указывали на дождь, поэтому, я натянул своё пончо-тент, правда, с большим трудом. За пару часов перехода пальцы рук незаметно закоченели и потеряли ловкость. Мне всё было лень остановиться и надеть перчатки. С огромным трудом заставил непослушные ослабевшие пальцы окрывать защёлки карабинов и соединять оттяжки с петельками тента. Пускал в ход и зубы. Минут 20 ушло на установку тента вместо обычных 5. Когда я, наконец, закончил, уже шёл дождь. Залез под высоко натянутый тент и принялся греть руки и готовить гречку на спиртовке. Вскоре Чак подошёл. Я пригласил его под тент. Он согласился и тоже приготовил себе поесть. Через полчаса подошёл Человек за бортом, полный весёлых рассказов и впечатлений. Он тоже покушал с нами под тентом. Сегодня он прошёл 37 км за 8,5 часов, т.е. со средней скоростью 4,35 км/час. Вермильон Валли оказался дорогим местом с небольшим выбором продуктов. На катере он не прокатился, т.к. подходил к доку не вовремя.

Холодный дождь не прекращался, и комары постепенно сдавали позиции. Мы решили устроить ночлег тут прямо возле тропы. Прошлогодний урок я хорошо усвоил: если уж остановиться и сделать укрытие от дождя, то непременно в таком месте, где можно и с комфортом переночевать. Поэтому, мне оставалось только чуть-чуть отрегулировать оттяжки и что-то сделать с протекающим капюшоном. Вода капала сквозь неудачно проклееный шов. Когда мы с девушкой прошлым летом проклеивали швы перед походом в Колорадо, не знали ещё, что вязкий силикон нужно сначала развести с разбавителем для красок. Силикон тогда был нанесён неравномерно, с небольшими комочками, и не впитался как надо во все швы. Покрыв капюшон снаружи полиэтиленовым пакетом, я частично решил проблему. Продолжало покапывать, но намного меньше. На более высокой стороне укрытия я лопаточкой вырыл небольшую канавку для отвода воды. Замечтался о большом тенте размером 3х3 метра, под которым двое или трое могли бы вполне комфортно себя чувствовать. Может быть, попрошу выслать его мне для дождливого Вашингтона.

Пара снегоступов, оставленных возле тропы.
Окаймлённое соснами озеро под перевалом Селдена. Дно озера усеяно упавшими в воду брёвнами.
Вид на юг во время подъёма на перевал.
Вид на север с перевала Селдена. Впереди всё ещё замёрзшее озеро Марии.
Медвежий ручей. Чак поленился привязать ботинки к рюкзаку и держит их в руке. В другой руке держит сразу две трекпалки.
Переход через маленький ручеёк с быстрым течением может быть не менее стрёмным. Тут нам удалось перелезть по брёвнам чуть выше по течению.
Светолюбивые осины первыми вырастают на местах схода лавин.

16.06.2009 (вторник). День 54.

Переход: 39 км, температура: 4/12 град., высота: 2400/3320 м, ночёвка: 2800 м. Миля 901.


Дождь так и шёл всю ночь. К утру ослабел, потом и вовсе прекратился. Воздух был тяжёлым и влажным. Как обычно, первым делом я выпил немного воды, съел пару-тройку сладких батончиков с арахисом и вставил контактные линзы, не вылезая из бивачного мешка. Потом, реагируя на неотложный утренний позыв, сбегал в туалет, стараясь при этом не замёрзнуть. По возвращении начал быстро укладывать вещи в рюкзак: сначала спальник сразу с бивакзаком, затем бачок для пищи в вертикальном положении, предварительно вложенный в пакет, чтобы он не истирал ткань внутреннего кармана рюкзака. Вокруг него укладываю остальные вещи в порядке ненужности, а коврики и ледоруб привязываю снаружи. Мокрое пончо-тент я вложил во внешний карман из сетки, чтобы оно не намочила вещи внутри рюкзака, а сохнущие носки развесил на переплетающихся резинках так, чтобы они точно не упали.

С утра было 4 перехода через притоки ручея Моно. Первый ручей мне удалось перейти, не намочив ноги, но второй оказался довольно стрёмным. Тропа проходила в нескольких метрах от шумного водопада, и пенящийся поток воды стремительно лился через тропу. Я вступил в воду и осторожно перебрался на другую сторону, используя трекпалки и держась за валуны. После перехода не останавливался выжимать кроссовки и надевать сухие носки, зная, что впереди очередной снежный перевал.

На "Серебрянном перевале" за ночь выпало 10-12 см снега. Догнал на снегах девушку по кличке "Вольное дитя", которая раньше была с Ледовой Шапкой и рассталась с ним после восхождения на гору Уитни. Она шла намного медленнее меня, но я сбавил темп, чтобы немножко пообщаться. Ей всего 19 лет. Решила пройти всю Тихоокеанскую тропу после того, как в прошлом году совершила полный приключений соло-поход по тропе Джона Мюра. Она своевольная, пафосная, раскрепощённая и быстро сходится и расходится с людьми, отчего и стала предметом многочисленных сплетен.

Пока поднимался на перевал, из лени не хотел останавливаться, чтобы надеть пакеты, фонарики и кошки. Я рассуждал так: "перевал же небольшой, можно быстро проскочить его без этой мороки. А после снега выжму кроссовки, надену сухие носки и продолжу переход". Но снег попадал в мои кроссовки и всё сильнее отмораживал мне лодыжки сквозь тонкие нейлоновые носки. Наконец, не выдержав боли, я остановился на пару минут посреди огромного снежника и должным образом подготовил ноги, как и следовало с самого начала.

Большую часть дня я был погружён в собственные мысли и потому запоминал только самые яркие виды. Шёл преимущественно один, время от времени пересекаясь с другими дальноходами. Однажды застал Чака с сигаретой. Он тут же инстинктивно спрятал её под ляжку и начал плести что-то невразумительное и неискреннее, делая вид, что никто ничего не видел. Мы перекинулись парой натянутых фраз, и я пошёл дальше. Было ужасно неловко. Я потом жалел, что не сказал просто - "о, а я и не знал, что ты куришь!" Этим я бы развеял неловкость, а он перестал бы стыдиться. Теперь из-за чувства неловкости у меня пропало желание общаться с ним. Знаю, что он знает, что я знаю, что он знает... Какая тут может быть искренность? Но мы всё равно завтра разойдёмся. Дело в том, что через 5-6 дней ему надо играть с музыкальной группой на джазовом фестивале в Северной Калифорнии. Все эти дни он решал, откуда бы ему лучше уехать, чтобы точно успеть на фестиваль. Похоже, что прервёт-таки свой поход на неделю в городе Маммоте, куда завтра приедем. А Человек за бортом сегодня сообщил, что со вчерашнего дня у него болит горло. До похода он страдал хронической ангиной и потому запасся курсом антибиотиков на случай повторного заболевания. Завтра в Маммоте позвонит своему врачу и, скорее всего, отдохнёт несколько дней в городе, чтобы избежать нагрузок и осложнений. Так что наша группа распадётся в любом случае.

Зато появились новые люди. Вечером мы догнали весёлую парочку по кличкам "Вижу, вижу" и "Попочка". Потом нас догнали Помидор и Шара, который отдохнули денёк в курорте Вермильон Валли. Мы остановились вместе и долго питались и общались за большим костром. Небо было ясным, а ночь звёздной. Обсуждались самые разные темы от преимуществ различных типов растительного масла до приятных воспоминаний из детства.

Вид в сторону Серебрянного перевала.
Снег на перевале.
После перевала мы долго огибали горный массив и в конце концов оказались в живописной долине внизу фотографии. Затем поднялись по серпантинам на этот склон. Отсюда открылся великолепный вид на юг.
Поднявшись ещё выше, мы уже могли разглядеть весь массив.
После небольшого спуска по снегу мы пришли к группе живописных высокогорных озёр. Используя трекпалки для равновесия, можно перепрыгнуть по камням залитый участок тропы.
Вид назад.
Дурачусь у костра с другими кроманьонцами. Доедаю последнюю лепёшку с тунцом и майонезом, купленную в Индепенденсе. Не гречкой единой жив человек!

17.06.2009 (среда). День 55.

Переход: 10 км, температура: 2/16 град., высота: 2300/2800 м, ночёвка: 2300 м. Миля 907.


Все сегодня встали рано, кроме меня. Хотели успеть на завтрак в ресторане у конного курорта перед тем, как уехать в Маммот-Лэйкс ("озёра маммонта") на автобусе. Я проснулся только в 6.45, когда Чак уходил. Остальных уже не было. Я быстро прошёл оставшиеся 10 км до Луга Рэда ("Reds Meadow"). За эти 10 км характер гор изменился очень заметно. Появились породы вулканического происхождения, а в почве много пепла. Тающие снежники встречаются на высоте от 2300 м над уровнем моря - ниже, чем где бы то ни было, а лес состоит из одной Пихты великолепной. За 2 км до Луга Рэда начался огромный сгоревший участок леса. Информационный щит у курорта рассказывает о "Радужном пожаре 20 августа 1992 года" площадью 35 кв. км. Причиной пожара стал удар молнии по сухостойному дереву. Когда поднялся сильный ветер несколькими днями позже, догорающие угли были рассеяны ветром, и вспыхнул лесной пожар.

Когда я дошёл до Луга Рэда, остальные уже доедали завтрак в ресторане. На столе лежала гора посуды. Я посидел с ними пару минут, поинтересовался насчёт цен и ушёл, зная, что за такое количество денег куплю намного больше еды в супермаркете. Согласно Путеводителю Йоги, здесь рядом должен быть бесплатный душ. Я поспрашивал наёмных работников курорта, где душ, но не смог добиться вразумительного ответа. Взглянув на часы, я решил просто пойти в ванную и помыться в раковине. Протёр тело влажной, слегка намыленной мочалкой и постирал вручную носки, трусы и футболку. Потом подбежал к автобусу и бегло познакомился с туристами, которые только что из него выгрузились. Двое из них проходят тропу Мюра с севера на юг и удивились малому размеру наших рюкзаков.

Автобус ехал минут 20 до горнолыжного центра, что обошлось нам в 7 долларов в оба конца. Народ ещё катается на одном из склонов. Оттуда мы доехали до центра Маммот-Лэйкса на бесплатном городском автобусе. Я попрощался с Чаком и пожелал Человеку за бортом скорее выздороветь и вернуться на тропу. Потом пошёл в супермаркет и потратил 17 долларов на продукты на два дня. Помимо сладкого и жирного купил несколько салатов, которые оказались намного менее вкусными, чем выглядели. Плотно покушав на бетонных ступеньках торгового центра, я пошёл в библиотеку и посидел часик в Интернете рядом с Шарой и Помидором. На улице начался ливень. Я отыскал книгу, которую моя подруга сейчас читает, и с интересом почитал о разновидностях экологического коллапса. Затем полистал научно-популярные журналы. Вдруг почувствовал себя умным и образованным человеком, а не обезьяной с грязными ногтями, только что набившей желудок дешёвыми пончиками.

Дождь прекратился, и дальноходы покинули библиотеку. Я сходил в ресторан быстрого питания, чтобы взять "два гамбургера за цену одного" и втихаря прихватить с собой горсть пакетиков с майонезом, кетчупом и горчицей. На остановке автобусов увидел парочку по кличкам "Вижу, вижу" и "Попочка". Никто не знал точно, где именно мы высадились утром и как туда добраться. Рискнули сесть в автобус и отправиться, как нам казалось, в нужном направлении. Водитель сказал, что едет не совсем туда, куда нам надо, но может помочь вызвать городское такси. На конечной как раз стояло такси, но водителя рядом не было. Мы ждали минут пять, потом решили проголосовать машину, потому что время сильно поджимало. Если не доедем до остановки автобуса на Луг Рэда вовремя, то придётся заночевать в городском кемпинге, и потеряем не только деньги, но и как минимум полдня времени. Было решено отправить улыбчивую "Попочку" голосовать одной, а мы, заросшие мужчины подозрительного вида, пока постоим на другой стороне дороги. Сработало! В машине места хватило на всех, и водитель даже согласился немножечко дать газу. Подъехали к остановке автобуса как раз в тот момент, когда садились последние пассажиры, среди которых оказались Шара и Помидор. Все признались, что купили кучу еды, хотя до следующей населёнки всего два дня ходьбы (58 км).

Когда доехали до конного курорта, уже начало темнеть. Мы прошли полкилометра по тропе и остановились недалеко от ручья. Жужжали комары. Пошёл дождь. Ребята торопливо поставили свои тарптенты и залезли внутрь, а я лениво натягивал тент, укрываясь от дождя зонтом.

Заснеженные вершины на юге. В районе Маммота главная гряда Сьерра-Невада понижается и обрывается, образуя широкое плоскогорье.
Одновидовой лес из Пихты великолепной.
Последствия пожара 17-летней давности.
Информационный щит о разрушительном пожаре 1992 года.
Горнолыжный центр "Маммот". В год здесь выпадает 10 м снега.

18.06.2009 (четверг). День 56.

Переход: 31 км, температура: 7/20 град., высота: 2300/3100 м, ночёвка: 2900 м. Миля 926.


Утром остальные ушли раньше меня. Потом я задержался в автокемпинге национального памятника "Devils Postpile" ("чёртовы столбы"), чтобы позвонить подруге и старому приятелю. Подтвердил, что увидимся завтра с приятелем в Йосемитском национальном парке, как и планировали. После этого я целый день шёл один. К моему великому сожалению, видов на чёртовы столбы с Тихоокеанской тропы не было, и я не знал, куда свернуть, чтобы на них посмотреть.

Комары меня сегодня достали. Я впервые за весь поход опрыскался репеллентом, чтобы не сойти с ума. Наедался несколько раз купленными в супермаркете продуктами. Например, вечером у костра зажарил сосиски на титановом колышке и сделал себе хот-доги в тортильях с кетчупом, майонезом, горчицей, шпинатом, помидором и сыром. А в течение дня ел в целом вредное, но вкусное и калорийное печенье. В многомесячном походе соображения о правильном питании зачастую уходят на второй план, особенно если покупаешь еду в супермаркетах.

Впервые за много-много дней было реально тепло. Виды тоже не оставляли меня равнодушным. Около обеда я дошёл до того места, где расходятся Тихоокеанская тропа и тропа Мюра. Некоторый процент дальноходов продолжает идти по тропе Мюра, чтобы пройти её полностью от её начала на вершине горы Уитни до конца в знаменитой Йосемитской долине, которую Тихоокеанская тропа обходит стороной, держась возле главного хребта. Но я решил идти по Тихоокеанской тропе, несмотря на заверения Помидора и Шары, что виды на тропе Мюра будут красивее. Когда все опять встретились вечером, они сказали, что много часов шли по снегу. Тихоокеанская тропа проходила по солнечной и практически бесснежной стороне долины и тоже не лишена замечательных видов.

Самым ярким моментом сегодняшнего дня был открывшийся вид на Баннер Пик - несомненно, одну из красивейших вершин всего хребта. Тропа долго огибала расположенное у подножия горы "Озеро тысячи островов", предоставляя нам изумительные виды на гору. Было много луж и раскисшего снега, что препятствовало моему передвижению. Когда снег на открытых, относительно плоских участках долго подвергается воздействию солнца, поверхность снега становится всё более и более неровной, углубляются ямы, и нужно передвигаться по снегу, ступая на мостики, разделяющие углубления. Поначалу весело, потом надоедает.

Мне встретился турист по кличке "Экспедиция Старого Одинокого Волка", который проходил Тихоокеанскую тропу в 70-е годы после её официального открытия. Как я понял, дальноходы того года до сих пор поддерживают контакт, и именно они организовывают мероприятие по старту походного сезона. В этом году Старый Одинокий Волк вышел на этот участок тропы, предварительно запасшись редкими двухдолларовыми купюрами в качестве подарков для дальноходов. Мне и достался один из них. Через пару километров местами залитой тропы я застал знакомых на берегу ручья. Они ужинали у костра и начинали ставить палатки. К четвёрке знакомых мне дальноходов прибавился незнакомец по кличке "Фризби" (летающая тарелка). Я приготовил своеобразный хот-дог, упомянутый выше, затем разложил бивакзак под большим хвойным деревом, а точнее, тсугой.

Ландшафт центральной Сьерры.
Водопад.
В густом, зрелом хвойном лесу из пихты.
Вид на запад на хребет, по которому проходит тропа Мюра.
Конные туристы здесь обычное явление. К сожалению, от них на много месяцев остаётся неприятный запах.
Баннер Пик, возвышающийся над Озером тысячи островов".
Такой снег со впадинами на английском называют "sun cups" ("солнечные чаши").
Незабываемый вид на Баннер Пик.
Залитая водой тропа.
Ребята ставят тарптенты.

19.06.2009 (пятница). День 57.

Переход: 27 км, температура: 2/15 град., высота: 2620/3350 м, ночёвка: 2620 м. Миля 943.


Вчера лёг в 21.00, а сегодня проснулся в 5.30. Быстро собрался и вышел в 6.00, когда остальные только шевелились. Хотелось взять перевал Донахью как можно раньше и прийти в Луга Туолумне с запасом времени до того, как подъедет мой приятель в 15.00. Перед обширными снежными полями я остановился покушать сладкое жирное печенье. Только напичкал рот, как Помидор пролетел мимо непринуждённым, почти невесомым шагом. Снежные поля были сплошь покрытыми впадинами, что сильно затрудняло передвижение. На самом перевале меня догнал Фризби, и мы шли вместе и общались часа два, пока я не остановился отдохнуть и перекусить.

Фризби - человек серьёзный, целеустремлённый одиночка. Ему лет 35, и последние три года он провёл в путешествиях. До того он занимал ответственную должность на горнодобывающем предприятии, специализирующемся на титане. Денег, как я понял, он успел насобирать немало, и в один прекрасный день он ушёл с работы, чтобы посвятить свою жизнь более интересным материям. Он напоминает Франсиса Тапона если не по своему характеру, то по жизненному пути. Франсис тоже зарабатывал в бизнесе хорошие деньги, на всём экономил и в конце концов ушёл с работы навсегда.

Фризби встаёт рано и ложится поздно, практически не останавливается в течение дня и довольно редко общается с людьми, потому что мало кто выдерживает его ритм. Его дневные переходы обычно около 45-50 км в сутки, и так изо дня в день. При этом у него базовый вес рюкзака отнюдь не сверхлегкоходный, а где-то под 8 кг. Бывают же такие крепыши!

Общение с Фризби заставило меня задуматься о том, какими путями люди прорываются к свободе, вернее, к финансовой независимости, дающей возможность заниматься любой полезной и бесполезной деятельностью. Вряд ли найдёшь более свободолюбивый народ, чем дальноходы, но далеко не всем из них удаётся организовать свою жизнь в полном соответствии со своими заявляемыми ценностями. Какие же жизненные решения позволяют человеку ходить в многомесячные походы?

Многие дальноходы не привязаны к месту работы и потому легко его оставляют на время похода, предварительно скопив несколько тысяч долларов на поход. Если потратят больше этой суммы, то рассчитываются кредитными карточками. Но по возвращении приходится искать новое место работы - такое же временное и, вероятно, низкооплачиваемое, как прежнее. Немногие согласны или способны так жить много лет подряд, т.к. это профессиональный и финансовый тупик. Всё-таки хочется со временем остепениться, сделать карьеру, закрепить за собой территорию.

Какая-то часть дальноходов выбирают профессии, связанные с природой. Это - лесники, биологи, экологи, геологи, гиды и т.п. Для таких людей многомесячный поход имеет хотя бы отдалённое отношение к их работе и реже является бегством от обычной скучной жизни. После похода они, как правило, возвращаются к прежней работе и не теряют времени на поиски новой.

Совсем небольшое количество дальноходов даже делают карьеру на походах. Они либо ходят быстрее и дальше всех, либо пишут о своих приключениях, а иногда и то, и другое. Для таких людей поход и есть работа. Успешность такой карьеры зависит от возможности постоянно бить рекорды, от умения превратить себя в бренд, от способности придумывать оригинальные концепции походов, или от писательского таланта или качества фотографий. Если тебе платят спонсоры, то приходится постоянно заботиться о своём имидже и оглядываться на тех, кто наступает тебе на пятки.

Несколько более распространённый путь к свободе - создать собственный успешный бизнес или работать на высокооплачиваемой должности и откладывать деньги. В первом случае после многолетнего труда обычно возникает возможность немножко отойти от дел и продолжать получать стабильный доход. Во втором случае можно жить экономно, проработать 5-10-15 лет и, уйдя с работы, жить на проценты со своего внушительного банковского счёта. Очевидно, лишь немногие способны урезать все свои затраты настолько, чтобы на протяжении многих лет откладывать львиную долю своих доходов, но это один из путей к полной финансовой свободе.

Гораздо чаще встречаются люди, которые просто сделали успешную карьеру и уже в зрелом возрасте располагают средствами и временем для многомесячных походов. На тропе есть и пенсионеры, сделавшие карьеру в золотой век послевоенной Америки и получающие приличную пенсию, которой последующим поколениям уже не видать.

Напоследок стоит упомянуть о тех немногочисленных дальноходах, которые являются профессиональными бродягами и уверены в своей способности в любом месте найти временную работу, завести новых знакомых и войти к ним в доверие, и так или иначе обеспечить себя всем необходимым для жизни. А долго ли можно так жить?

В любом случае ясно, что большая степень свободы достигается путём вполне определённых действий и решений. В первую очередь это довольно-таки редкое умение тратить не 90, 100 или 110% от своих доходов, а значительно меньше. В США в особенности энергозатратная инфраструктура и культурная инерция приводят к почти поголовной задолженности населения. Требуется смекалка и упрямсто, чтобы плыть против течения и не заводить долгов. Во вторую очередь имеет значение выбор профессии - не общего рода деятельности вроде "врач", "юрист", "экономист", "программист", "учёный" и т.п., а конкретной профессиональной ниши с конкретным характером и графиком работы. Наверное, есть географы, которые всё время сидят в кабинетах, а есть программисты, которые постоянно гуляют на природе. Видимо, в своём профессиональном развитии необходимо всегда помнить о том, что ты хочешь делать на самом деле, иначе будешь плыть по течению и делать стандартные действия, которые не всегда приносят удовлетворение. Подводя итог моих размышлений, я бы сказал, что свободным может стать только человек, который привык прислушиваться к своему внутреннему голосу, умеет делать нечто очень хорошо и способен контролировать свои финансовые потоки.

Вернёмся к нашему повествованию. Спуск с перевала в долину притока Лайелл был довольно весёлым. Мы обошли большую группу студентов из турклуба Стэнфордского университета. Многие из них, по-видимому, впервые ходили по снегу и часто падали набок. После длинного спуска по снежному склону мы перешли через ледяной ручей, питавшийся талыми водами. Спустя пару часов мы оказались на дне широкой U-образной долины, по которой устремлялся вниз полноводный, но на удивление бесшумный ручей глубиной до двух метров. Найдя удобное место на солнце, я остановился высушить ноги и перекусить. Тут мы с Фризби и расстались.

По мере приближения к Лугам Туолумне увеличивалось количество туристов с городскими одеждой, запахами и манерами. При их виде у меня (и думаю, не только у меня) вспыхивает чувство гордости и превосходства, которое переходит в смутные сомнения насчёт собственного запаха и внешнего вида, как только мы с ними оказываемся лицом к лицу на расстоянии 3-4 метров. Тропа местами заболоченная, жужжат комары. В лесу не видно других видов деревьев, кроме сосны скрученной широкохвойной, или "Pinus Monotonus", как позже выразился шутливый лесник. В 14.00 дохожу до Лугов Туолумне и присоединяюсь к другим дальноходам, отдыхающим у скамьи перед зданием магазина-почты-АЗС. "Вижу-вижу" и "Попочка" только что получили посылку со всякими вкусностями и поделились с нами сладким пирогом с пеканами. В 15.00 подъехал мой приятель с подругой и её сестрой и отвёз меня к ним в автокемпинг. По дороге заходили в лесничество, которое сочетало в себе элементы музея и магазина сувениров. Там молодой лесник посоветовал нам съездить на горячие источники по другую сторону перевала Тиога. Эта идея так взбудоражила наше воображение, что мы решили так и сделать. Перед этим мой приятель пригласил всех на плотный и недешёвый ужин в городе Маммоте, где я как раз был двумя днями раньше.

Восточная сторона Сьерра необычайно живописная. Заснеженные, остроконечные вершины возвышаются над пустынной равниной. Пока мы искали источники, садилось солнце. От красочного заката дух захватывало. Я делал жалкие снимки из окна движущейся машины и вытягивал шею, чтобы охватить взором закат. После некоторых блужданий мы нашли первый источник. Он был уже набит шарообразными телами, из которых исходил пьяный смех. Отклонив их приглашение присоединиться к ним, мы поехали искать другие источники поблизости. В конце длинной грунтовки, наконец, нашёлся более-менее свободный источник. Какая благодать! Местная молодёжь нам рассказала, как водят в горы группы конных туристов. После их ухода пришёл парень, который работает на лыжных склонах Маммота и явно провёл немалую часть своей жизни под кайфом. Он сказал, что здесь народ соберётся в полночь и будет грибами баловаться. Само собой разумеется, что приглашаемся и мы. Думаю, мой отчёт о сегодняшнем дне растянулся бы ещё на пару страниц, если бы мы согласились остаться. Но вскоре мы отправились домой, вдоволь насладившись горячим источником и тёрпкими запахами пустыни.

Попробуйте тут найти пруд.
Пришлось перейти несколько таких снежных полей, чтобы подняться на перевал Донахью. В середине снимки Фризби машет рукой.
Вид на север на долину реки Лайелл.
Спустившись в долину, смотрю назад на обледенённую вершину горы Лайелл (Lyell).
Приток Лайелл, несущий талые воды из гор в Центральную Долину Калифорнии для орошения плодородных полей равнины.
Чем ближе к основным достопримечательностям парка Йосемите, тем больше мостиков, маркировки троп и информационных щитов.
За столом в нацпарке Йосемите. Сосед носит популярный среди дальноходов ультралёгкий пуховик весом 200 грамм от Montbell.
Многие важные объекты инфраструктуры США были построены в годы между Великой Депрессией Гражданским корпусом (ССС). Этот щит рассказывает о его роли в создании инфраструктуры нацпарка Йосемите.
Мой приятель фотографирует мой обвешанный шмотками рюкзак. Сзади рюкзака свисают носки, гамаши и полотенце. Торчат трекпалки, 70-сантиметровый ледоруб CAMP Corsa и солнцезащитный зонт. Снизу висит моя самодельная сумочка для карты, благодаря чему я и выиграл этот рюкзак (см. День 2). Поскольку Каталист уже имеет жёсткую спинку, предпочитаю прикреплять коврики снаружи.
Доедаю бифштек в приличном ресторане города Маммота.
Закат в пустыне.

20.06.2009 (суббота). День 58.

Переход: 0 км, температура: 2/20 град., высота: 2620/2620 м, ночёвка: 2620 м. Миля 943.


Сегодняшняя днёвка была посвящена поеданию пищи и осмотру достопримечательностей Йосемите. Только на завтрак ушло 2-3 часа. По дороге в знаменитую долину Йосемите мы прогулялись по роще секвойи, вернее, секвойядендрона гигантского, самого крупного вида дерева на Земле. Подобные реликтовые рощи разбросаны по западному склону южной и центральной Сьерры на высоте 1400-2100 м над уровнем моря. Любопытно, что именно в Калифорнии можно увидеть самые массивные, самые высокие и самые старые деревья на Земле. Не в одном и том же месте, разумеется. Стволы секвойи произвели сильное впечатления, но вопреки моим ожиданиям крупнейшие образцы встречаются редко и окружены деревьями более обыкновенных размеров. К тому же, с земли можно рассмотреть только нижние 20-30 метров стволов, поэтому, полностью проникнуться габаритами деревьев не получается.

Оттуда мы поехали в Йосемитскую долину в напряжённом потоке автомобилей. Там образовались длинные очереди машин на каждом перекрёстке, и мы долго искали свободное место в паркинге. Утомлённые, мы выгрузились из машины и устроили пикник на лугу возле паркинга. Надо сказать, несмотря на потоки туристов из всего мира, работа парка организована на высоком уровне. Следы от этих миллионов посетителей сведены к минимуму. Только вот от шума машин некуда деваться. Мы отказались от намерения пройти к водопаду и просто сделали круг по долине на машине. В недешёвом супермаркете в "Йосемитской деревне" я купил 3 дня продуктов за 35 долларов. В этот раз набрал побольше сладкого и жирного печенья и несколько пачек макарон с сыром. Другие виды пищи были слишком дорогими или весили слишком много. Там я пересёкся с Атласом, которого последний раз видел 12 дней назад в Индепенденсе. Мой приятель согласился его подвезти в Луга Туолумне. После этого ребята долго смеялись по поводу его вони. Даже я не мог её не заметить и старался при нём не корчить нос.

В лагере мы снова принялись питаться. Приготовили спагетти с мясным соусом, хот-доги и на дессерт традиционное американское лакомство "s'mores" из жареных над костром маршмэллоу, придавленных между сладким крекером и куском шоколада. У меня живот уже трескался по швам.

Приятель меня фотографирует с утра. Как обычно, коврики сложены под торсом снаружи бивачного мешка, под ноги подложен пустой рюкзак, а подушкой служит набитый продуктами или вещами чехол. Сплю в ветровке и ветроштанах, сверху одеваю пуховый капюшон от спальника-одеяла.
С утра холодно, а мы никуда не движемся. Одеваю куртку-спальник и позирую для знакомых.
Озеро Теная. Нацпарк Йосемите знаменит своими гранитными куполами.
Мы с приятелем на фоне ствола сломанной секвойи, через который прорубили тоннель на заре эпохи автотуризма. Теперь здесь разрешено только ходить пешком и по оборудованным тропам. Говорят, хождение вблизи стволов секвойи может повредить их неглубокую корневую систему.
Ещё один снимок, дающий представление о размерах взрослых секвой.
Вид с дороги на Йосемитскую долину и реку Мерсед ("милость" по-испански).
Йосемитский водопад числится среди высочайших в мире.
В такой большой холодильной камере, оказывается, едва помещаются продукты для четырёх туристов на два дня.
Я занял самое удобное место.
Замечательный пейзаж Йосемитской долины.
Знаменитый утёс Эль-Капитан. Здесь Рэй Джардин в молодости совершал сложнейшие скальные маршруты.
Когда в Йосемитской долине появляется медведь, толпы откормленных офисных крыс, мигом преобразившись в отважных фотоохотников, выскакивают из своих машин, подкрадываются к зверю максимально близко и снимают каждое его движение на дорогие зеркалки, в то время как трясущиеся от страха женщины и дети выглядывают из окон машин. Честно говоря, со стороны это зрелище гораздо занимательнее, чем тихо кормящийся медведь.
Сказочный вид на Луга Туолумне.

21.06.2009 (воскресенье). День 59.

Переход: 29 км, температура: -1/15 град., высота: 2390/2950 м, ночёвка: 2950 м. Миля 961.


Несмотря на минусовую температуру, ночью мне было очень тепло. Причиной тому набитый желудок и то, что пуховое одеяло успело за сутки без компрессировки набрать свой полный объём. С утра я опять от пуза наелся, вяло собрал рюкзак и попрощался со знакомыми. Меня подвезли к тому самому столу, откуда забрали два дня назад. Теперь там тусовались двое парней - "Пи" и "Атлас", и две девушки - "Вольное Дитя" и "СФ". Весельчак по кличке "Пи" решил уехать автостопом в Маммот и там отдохнуть несколько дней по причине расстройства желудка. В университете он учился на математика, отсюда и кличка "Пи". Я надеялся найти в магазинах общественную коробку дальноходов с полупустой бутылочкой антифриза, но таковой не нашлось, а на полках АЗС ничего дешевле 8-10 долларов не было. Значит, буду готовить свои макароны на обыкновенном костре. Это должно быть интересно. Я сделал пару звонков от телефона-автомата, узнал последние новости из жизни моей подруги и поздравил отца с американским праздником "День отца". В 12.00 я сошёл с асфальта и отправился в путь.

После двух дней непрерывного бездействия, общения и обжорства я просто кайфую от элементарной ходьбы. Погода сказочная, но приходится время от времени опрыскиваться репеллентом. На бутылочке написано - "действует в течение 10 часов". Чушь собачья! Через 2-3 часа комары уже начинают приземляться на тех участках кожи, где нанесено меньше всего репеллента. На привале у турстоянки с домиками и скамейками я познакомился с четырьмя женщинами в возрасте около 60 лет. Они приезжают сюда каждый год и проходят вместе какой-нибудь маршрут. "Наши мужья не любят походы" - мне объяснили, смеясь. Я тут же вообразил себе располневших мужиков с ящиками пива, проводящих все вечера и выходные у телевизора. Эти женщины так искренне восхищались моим маршрутом, что я был на 100% уверен, что мне сейчас предложат поесть. Но не тут-то было! Мне и не надо еды, просто уже выработался такой условный рефлекс.

После этого количество туристов стремилось к нулю, и я наслаждался ощущением уединённости и свободы. Я шёл быстро и дошёл до ручья Виргиния раньше, чем ожидал. Планировалась ночёвка на берегу ручья, чтобы перейти его с самого утра, когда уровень воды ниже, но на месте я решил перейти его в вечера и пройти ещё несколько километров до темноты. После перехода я сразу же пальцами выжал кроссовки и надел сухие носки. Так почти не ощущается влажность кроссовок. Под вечер я поднялся на небольшой перевал, подстёгиваемый тучами комаров. Ночёвку устроил прямо на перевале, где было меньше всего кровососов. Это моя первая одиночная ночёвка в Сьерре. Всё действия перед сном я проделал очень быстро.

Благодатный пейзаж вдали от толп посетителей нацпарка.
Бурлящий ручей. Здесь переходят по деревянным мостикам.
Горный луг. Впереди меня идут Вольное Дитя и Атлас.
Озеро, расположенное недалеко от моего места ночёвки.

22.06.2009 (понедельник). День 60.

Переход: 34 км, температура: 2/22 град., высота: 2300/3090 м, ночёвка: 2660 м. Миля 982.


Сегодня был весьма насыщенный и нелёгкий день. За 14,5 часов я прошёл всего лишь на 5 км больше, чем вчера прошёл за 8,5 часов. Я три раза спускался в долины и затем поднимался на перевалы высотой около 3000 м. С утра перешёл через ледяной ручей в кроссовках, а позже в течение дня не раз снимал обувь при переходах через небольшие спокойные ручейки. Приходилось много идти по снегу, в т.ч. и на сложных участках. Один раз я неудачно сбился с тропы и после спуска по каменным уступам и глыбам нашёл место для безопасного перехода через бурлящий ручей, чтобы спуститься вниз по склону с более умеренным наклоном. Два раза проваливался глубоко в снег и царапал ногу об скрывавшиеся под снегом камни. Один раз ещё и ветроштаны порвал, а трекпалку всадил в снег почти до рукоятки. Так как кончик палки зашёл под камень и был плотно зажат, мне пришлось минут 20 выкапывать её при помощи туалетной лопаточки, стоя при этом одной ногой в яме, в которую только что упал. Ну и денёк! Упоминал ли я о комарах?

Из положительных моментов запомнилась ванна в мелководной, солнцем нагретой луже на высоте 3000 м. Увидев лужу, я сразу понял, что вода в ней должна быть тёплой. Я осмотрелся, быстренько разделся, окунулся в воду и чисто символически протёр тело пальцами. Последний раз так "тщательно" помылся 13 дней назад в Индепенденсе, не считая горячий источник под Маммотом. При этом редко чувствую себя грязным, т.к. довольно часто промываю по отдельности руки, ноги, промежности, шею, лицо и подмышки, а также мою голову шампунем каждые 5-6 дней. Но окунуться всем телом в воду - это редкая роскошь.

Вечером я подошёл к ручью Керрик, считающемуся одним из самых сложных для перехода. Здесь я и планировал заночевать, чтобы перейти через него с самого утра. Но пройдя 50 м вверх по течению, я нашёл добротное бревно, которое обеспечило мне сухой переход через ручей шириной в 12-15 метров. На другом берегу построил небольшой костёр, чтобы приготовить макароны с сыром. Это было несложно благодаря широкому основанию моей алюминиевой кастрюли. Просто нужны три точки опоры. Сложности возникли потом при снятии кастрюли с костра и при поедании, т.к. на ней ручки нет. В общем, я ел на коленях, наклонившись к земле. Я засёк время приготовления и поедания ужина: 80 минут. Потом прошёл ещё 40 минут вверх по склону до очередного невысокого перевала, где и приютился за большим валуном в 10 метрах от тропы. Всего за 15 минут я разложил вещи по своему обыкновению и приготовился ко сну.

Пищуха.
Типичный переход по брёвнам через небольшой ручей. Весело же!
Спокойная широкая речка на дне глубокой долины. Благо, и здесь можно было перейти по брёвнам.
После длинного спуска по частично заснеженному склону я думал, что снег уже оставил позади, но не тут-то было. Угадайте, где тропа. Да-да, под этой узкой и весьма опасной полосочкой снега. На ней я и провалился в яму и порвал брюки.
Застрявшая трекпалка. Чтобы вытащить её, нужно было лопаточкой рыть всё глубже и глубже, раскачивая палку по мере углубления ямы.
Тропа стала руслом ручья.


Продолжить

 

обсудить статью на форуме Легкоход.com